Марийская гидронимика Поветлужья





/images/b/3/marijskaja-gidronimika-povetluzhja_1.jpg

(С именем марийского князя Коджи Ералтема связана легенда о происхождении названия «Ветлуга». По этой легенде жена князя Луга, освободившаяся из хлыновского плена, утонула в реке, ранее называвшейся Энер, и с того времени река названа Ветлугой, от марийских слов:  Вет - женщина и ее имени - Луга)

Например, в статье про Ветлугу даны переводы основных притоков этой большой реки:
 
Левые притоки Ветлуги:  Б.Якшанга - от слова "якшенка" - стройный, высокий,- эпитет сосны. Какша - от слова "кокша"- опухоль, нарыв, плешивый. Коренная гласная изменена москвичами, владевшими этой местностью с ХУИ века. Вая - от слова "вуй" - исток, верховье. Шуя - плавно текущая. Шаранга - от слова "шарангы" - плотва, уклейка. Руя - от слова "руй" - мутный. Юронга - от слова "йорэм" - греюсь, гасну. Нелидовка - от слова "нельшо" - глотающий, река с водоворотом. Пижма - от слова -"'пижам" - вязкая. Шижма - от слова "шижам" - чувствую. Мурановка - от слова "мурам" - пою.
       
Правые притоки Ветлуги: Лапшанга - от слова "лапшангы" - репейник. Курдома - от слова "куралам"- пашу. Янга - от слова "янгарка" - гнилая. Межа - от слова "меж"- мех. Туранка - от слова "туран" - крутой . Базаниха - от слова "базык" - кривой, покатый. Ветлуга - от слова "ветели" - чайка,"ура"- река - река чаек. (Название реки Люнда, возможно, происходит от марийского слова илемдэ, что в переводе означает "нежилая, безлюдная" (в смысле того, что реки протекали по незаселенным марийцами местам, а Люнда вообще течет по редко населенным местам))

Далее опубликована интересная статья для тех, кто интересуется происхождением многих географических названий Верхнего Поволжья.


О. П. Воронцова (Йошкар-Ола, Россия)  -  Из истории изучения гидронимики Республики Марий Эл
    
Изучение топонимии территории, где проживают сейчас марийцы, началось в конце XIX века. Однако фиксация гидронимов края была произведена различными путешественниками гораздо раньше. Адам Олеарий, немец по национальности, во время своего путешествия по Волге от Москвы до Персии в 1634–1636 годах побывал в Марийском крае. Он в своей книге "Описание путешествия в Московию” интересно пишет о посещении им Сернурского края и впервые упоминает о святой речке Шокшем (Олеарий 1906).

Участниками Второй Камчатской экспедиции (1733–1743) и Академической экспедиции (1768–1774) был собран богатейший материал о населении Казанской губернии. По результатам этих экспедиций в 1791 году Г. Ф. Миллером издана книга "Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, яко то черемис, чуваш и вотяков”, где фиксируется несколько названий рек и городов: Науградъ — Вятка, Чолман — Вицъ — Кама, Jуль — Волга, Шокшем — Онjу, Лашъ и 7 марийских личных имен. Г. Ф. Миллер попытался даже этимологизировать некоторые топонимы. Он пишет, что марийцы реку Вятку называют Науградъ — Вичъ, татары — Наукрат — Идель, а удмурты называли Вятка (Вäтка) — Кам. Слова Вичъ или Вицъ, Кам, Идель в этих языках обозначают реку (Миллер 1791: 3, 11, 15).



(река Юшут - Предположительно название произошло от слова - йушто (маар.) - студеный, холодный,  Или от глагола: юштылаш - купаться, обливаться (мар.))

Другой исследователь Н. П. Рычков в своей книге "Журнал или дневные путешествия... по разным провинциям Российского государства в 1796 и 1770 гг” приводит некоторые марийские данные (1970).

Руководитель Академической экспедиции П. С. Паллас в третьем томе "Путешествие по различным провинциям Российской империи”, где описывает места проживания марийцев, дает весьма правильные объяснение гидрониму Кама. "Кам означает на вотяцком (удмуртском) языке вообще великую реку” (1788: 29–30).

При исследовании северной части России и Скандинавии Д. П. Европеус впервые в своих трудах затронул, хотя и косвенно, топонимику Марийского края. Он выделяет субстрaтный пласт в топонимике Русского Севера, который предположительно считает угорским по происхождению, следы которого прослеживаются и на территории Ветлужско-Вятского междуречья (Европеус 1868, 1876). На топонимику Марийского края обратили внимание в своих изысканиях М. Кастрен (1856) и М. Веске (1890). Однако зачинателем сбора и сопоставительного анализа в марийской топонимике по праву следует считать И. А. Износкова — одного из основателей Казанской топонимической школы. При Казанском обществе Археологии, Истории и Этнографии, созданном в 70-х годах XIX столетия существовал топонимический кружок, члены которого активно участвовали в сборе географических наименований Среднего Поволжья. Собирание топонимического материала происходило как на местах, так и по переписке. Наиболее ценным для исследователей географических названий является "Список населенных мест уезда с кратким их описанием” (Износков 1885).

 []


(Илеть - Конечный согласный -ть(-т) в обоих вариантах представляет собой речной суффикс сравните реки Ошеть, Оять, Ловать, Елнать. Ближе всего к марийскому варианту стоит гидроним Елнать - река в Ивановской области недалеко от города Кинешмы, хотя Ф. Гордеев считает его следствием преобразования чувашского варианта. Населённые пункты: посёлок Илеть в Звениговском районе; село Илеть; деревня Иленeтур; деревня Ильнетуры - по-марийски Элнеттур "край" берег реки Элнет (Ильнет) в Волжском районе)    

Автор не ограничивается только описанием, но и некоторые названия этимологизирует. К примеру: Бизюргуб, Бизюргу+баш — деревня при безымянном ключе. Первое название от черемисского Бизюр (?) + губ / куп (чер.) ‘болото’, а второе из того же Бизюр и баш (тюрк.) ‘вершина, голова’. По соседству с деревней Бизюргуб находятся околотки: 1. Васютин (по чер. Ватын дер ‘Женское озеро’) при озере того же названия; 2. Качейкин (по чер. Чапай-сола); 3. Томскин при безымянном ключе. В этих населенных пунктах проживали черемисы. Ильинское (по чер. Ошландер) — село при озере Уразлине в 31 верстах от города. Основатели были черемисы, впоследствии отатарившиеся.

И. А. Износков при изучении географических названий использовал письменные ответы местных жителей коренной национальности. Обобщив свои исследования, он пришел к выводу, что "многие инородческие и, может быть, мерянские названия удовлетворительно объясняются при посредстве черемисского языка” (Износков 1891: 225).

 []

(Кокшага - Древнемарийское родо-племенное объединение Кокша выделилось из недр финно-пермской общности в эпоху седой древности. Онома Кокша является общей, сходной для финно-пермских языков. В архаические времена племя Кокша обитало в бассейнах рек Большая и Малая Кокшеньга, что на территории нынешних Архангельской и Вологодской областей)

Т. С. Семенов составляет список географических названий Владимирской, Костромской, Нижегородской, Московской и Ярославской губерний. И при этом он сравнивает топонимы других регионов со сходными марийскими названиями, например: Ерга, Ошма, Шокшем, Пижма Вятской, Казанской и Уфимской губерний. Следует при этом заметить, что названия, рассматриваемые Т. С. Семеновым, по происхождению являются не славянскими — отчасти либо марийскими, либо субстратными. Некоторые этимологические объяснения весьма наивны, однако работа Т. С. Семенова имеет определенное значение в том плане, что в ней впервые указываются следы расселения древних марийцев на территории Костромской области (Семенов 1891). По мнению Б. А. Серебренникова, Т. С. Семенов выдвинул гипотезу о былом пребывании близких в языковом отношении населений на территории Московской, Владимирской, Калужской, Нижегородской и Кировской областей (Серебренников 1967).

 []

(РУТКА - рыбная чешуйка, чешуя, (пенз.) отрезок или полоса стекла; | папуша табаку? | (курск.) копань, колодец?    Следовательно, возможна и рыбная версия происхождения названия, а может, речка сверкает-серебрится среди деревьев как рыбная чешуя или как полоска стекла??     Есть и марийская версия происхождения названия:

От глагола - РУДАШ - разуть, разувать, снять (лапти), то есть такая река, которую можно перейти только разувшись.    Также есть похожий марийский глагол - РЮДАНГАШ - который явно заимствован из русского (та же руда) - означает: ржаветь, побуреть, покрыться ржавчиной)    

Некоторые материалы по марийской, а также субстратной топонимике края содержатся в историко-этнографическом очерке И. Н. Смирнова "Черемисы”. В книге он пишет: "В Котельницком уезде всего 600 черемис обоего пола, но существует около 60 селений по названиям черемисские: Пишнур, Моркинская, Черемисская, Туманур, Климанер, Кугунур, Кугенер, Шапшанер” — в настоящее время на этой территории все марийцы обрусели. Далее И. Н. Смирнов пишет: "Главные воды территории от Волги до Вятки были известны человеку задолго до начала черемисской колонизации. Все они имеют названия, не соответствующие по своему составу черемисским, реки: Ветлуга (Вытля), Кокшага (Какшан), Каньга, Нулга, Ронга, Шурма, Юргема, Аджим, Уржум, Удюрма, Пижма, Вылом, Пима, Муйма, Рой, Руй, Люй, Шимья, Оръя, Куртья, Туръя, Патъя, Руя, Курья, Унжа, Сарда, Немда, Инда, Купта, Ухта, Орша, Тумша, Турша, Пильба, Курба” (Смирнов 1889: 18, 20).

В работах П. М. Рузского "Лимнологические исследования в Среднем Поволжье (озера северо-западной части Казанской губернии)” (1916), А. Н. Соболевского "Названия рек и озер русского Севера” (1927) мы можем выделить гидронимы нерусского происхождения.

С начала XX века до 60-х годов в изучении марийской топонимики наблюдается значительный спад. В это время написано лишь отдельные статьи любителями-краеведами, которые носят занимательно-познавательный характер. Ф. E. Егоров, касаясь происхождения гидронимов Маробласти отмечает, что названия рек Рутки, Парата, Ронги, Илети и Юшута не марийские. Он предполагает о финно-угорском происхождении указанных наименований. Однако свои мысли не подкрепляет надлежащими примерами (Егоров 1926: 31).

 []


(Кундыш - Название этой реки имеет тюркскую основу и означает "Бобровая река". Река в действительности имеет многочисленные завалы, где живут бобры. Известно, что в XVII - XVIII веках на этой реке устраивали "бобровые гоны", и все бобры были уничтожены. Специально их запускали сюда в XX веке, после Великой Отечественной войны, из Воронежского заповедника.
По другой версии происхождение названия марийское: От слова Кундем - край (то есть река, текущая в этом краю))      

М. Н. Янтемир в своих 8 выпусках "Описание Маробласти” по кантонам дает физико-геогрфическую характеристику основных рек Марийского края. В данном издании была гидрографическая карта республики, но, к сожалению, она не сохранилась до настоящего времени (Янтемир 1926–1930).

В 1954 г. появляется на свет довольно большая по объему работа К. А. Четкарева "Значение топонимики для древней истории мари”, где автор, акцентируя внимание на предыдущие топонимические изыскания, тополегенды и предания, пытается очертить территорию, занимаемую древними марийцами. Он в своей работе рассматривает "звучащие по-марийски” географические названия Центральной России и Волго-Камья”. Что же касается этимологических объяснений гидронимов, то они довольно наивны, а иной раз просто ошибочны: Кокша ‘фурункул’, Курмышевка ‘берестяная’, Шижма ‘чувствительная’, Уста ‘мастеровая’, Мукшура ‘пчела, трутень’, Вая ‘воротник, отворот’ (Четкарев 1954: 123).

(Немда (Nemda) - герой марийского эпоса, полувеликан-получеловек. Похоронен в глубине высокого холма близ реки Вятки. Одни считали его сыном Куго-Юмо, богом, другие отождествляли с Онаром, третьи говорили, что он был приемным сыном Онара)     

река Немда

Кама — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. ... Современная форма
является удмуртской, удм. кам значит «река, большая река» (ср. удм.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%BC%D0%B0

           река Немда


В монографии В. М. Васильева "Материалы по грамматике марийского языка” можно встретить небольшой материал по топонимике (Васильев 1958: 22–23). В разделе "Из топонимистической и ономастической лексики” под влиянием народной этимологии объясняет происхождение гидронима Пÿрö (Бирь) сравнивает с черемисским пÿрö ‘брага’. Скорее всего вариант Бирь первичный и означает река. В словаре Мурзаева мы находим нанайское бира ‘ручей, небольшая речка’, маньчжурская бира ‘река’ (Мурзаев 1984: 85–86).

В 60-ые годы начинается диахроническое описание языка. Географические названия края стали привлекать внимание не только лингвистов, но и историков, фольклористов, этнографов и географов.

В эти же годы был сделан шаг к современному пониманию топонимики, в том числе и гидронимии. В план сектора языка Марийского научно-исследовательского института стали регулярно включать планомерный и целенаправленный сбор топонимических материалов Марийской АССР и сопредельных республик и областей, но, к сожалению, сбор географических названий и его систематизация не завершены и по сей день.

В 60-ые годы начинается топонимическая деятельность Ф. И. Гордеева, его первая статья "Русская топонимика Марийской АССР” посвящена анализу русских поселений с марийскими и русскими названиями. В ней впервые топонимы сгруппированы по словообразовательным типам. Даны этимологии поселений, нас же интересуют ойконимы, происхождение которых связано с гидронимами (Гордеев 1964).

    В 1967 году по итогам научной сессии, посвященной этногенезу марийского народа, выходит сборник научных исследований под названием "Происхождение марийского народа”, где уделяется немалое внимание топонимике Марийского края. Статья Ф. И. Гордеева "Балтийские и иранские заимствования в марийском языке”, на наш взгляд, не совсем корректна, в ней многие исконно марийские (финно-угорские) названия объясняются посредством данных иранских и балтийских языков (Гордеев 1967). Бесспорно, иранские языки могли оказать влияние на формирование марийского языка, но, забегая вперед, нужно отметить, что гидронимия Ветлужско-Вятского междуречья такого влияния практически не отражает. По мнению П. Аристэ, балтийские заимствования в восточно-финских языках могут быть субстратными какого-то вымершего языка, или являются общеиндоевропейскими (Аристе 1973).

Следует, однако, при этом заметить, что Ф. И. Гордеев в своих этимологических изысканиях марийских топонимов идет иногда по явно неверному пути, рассматривая их почти исключительно как заимствования, он тем самым игнорирует лексические данные финно-угорских языков и их диалектов, не учитывает способы топонимо-образования родственных языков (Гордеев 1966, 1969). Правда, наспех сделанные выводы в последующих своих исследованиях пересматривает в пользу финно-угорских языков (Гордеев 1973, 1975, 1985).

Значительный вклад в изучение топонимики внес профессор И. С. Галкин. Составление вопросника по фронтальному сбору географических названий, камеральная обработка собранного материала и его систематизация, подготовка научных кадров в МарГУ, организация и редактирование выпусков сборника "Вопросы марийской ономастики” с 1978 года, публикация ряда статей и книг по топонимике заложили прочную основу в изучение топонимики Марийского края.

устье Шошмы - река Вятка
(ШОШМА: название реки  имеет основу:  шош-  распространена в гидронимах Северо-западной России: р. Шошка бас. р. Великой (Псковская обл.), р. Шоша бас. р. Шексны, р. Шоша, пр. пр. Волги (Тверская и Московская обл.). В.Н. Топоров сопоставляет гидроним Шоша с балтийскими названиями Šašulys, Šašuola и др.  По второй  версии – название  произошло от жены марийского князя  Болтуша и  историческими событиями около города Малмыж)     

Статья И. С. Галкина "Топонимика Марийского края в связи с вопросом происхождения марийского народа” (1967) является важным этапом в исследовании географических наименований края и, несомненно, может служить методологической основой изучения топонимики на территории былого расселения марийского народа. И. С. Галкин критически рассмотрев все точки зрения относительно марийской и финно-угорской топонимии, пришел к заключению, что в начале нашей эры территория Республики Марий Эл была занята не древнемарийскими племенами. Опираясь на чисто марийские гидроформанты -нер (-нар) он делает вывод: "Расположение гидронимов на -нер между ареалами на -я (-ю) и -лей говорит о том, что древнемарийские племена территориально находились между древнепермскими племенами с северо-востока и древнемордовскими с юго-запада” (Галкин 1967: 200, 203–210).

Таким образом, основным ядром предков современных мари были племена, близкородственные мордовским. Это же подтверждает в своих тезисах "Об угорских элементах в топонимике Республики Марий Эл” (1998), в статье "О прародине мари по данным языка и топонимии” (1995), в книгах "Тайны марийской топонимики” (1985), "Кто и почему так назвал?” (1991), "Марий ономастика” (2000). В этих же перечисленных исследованиях профессор И. С. Галкин большое внимание уделяет изучению гидронимов современной Республики Марий Эл.

Большой исследовательской работой по топонимике является кандидатская диссертация В. В. Кузнецова "Ойконимы бассейна реки Илеть Марийской АССР”, где автор проводит историко-этимологический анализ названий данного ареала, попутно в ней рассматривает он и гидронимию бассейна реки Илеть (1985).

С началом издания сборника "Вопросы марийской ономастики” появляются новые имена, новые исследования по топонимике. Среди них необходимо отметить Л. Ш. Арсланова, А. Н. Куклина, С. Я. Черных, К. Н. Санукова, В. И. Вершинина, В. Шаймарданова, О. П. Терентьеву, в чьих работах затрагиваются наименования водных объектов территории былого и современного проживания марийцев Ветлужско-Вятского междуречья.

Озеро Челдови - Красавица. Одно из красивейших и тихих озер Марий Эл.
   
(Челдови - Название озера также может происходить от марийского 'чылдыви' - 'любящий покрасоваться', 'легкого поведения', 'ер' - 'озеро'.     Возникающее метафорическое значение: озеро во время волнения меняющее цвет, дающее отблески и т.д. Возможный перевод - 'Озеро чистой силы' ('чолга' чистый, яркий; 'ви' сила; 'ер' - озеро)   

Озеро Челдови - Красавица. Одно из красивейших и тихих озер Марий Эл.

С. Я. Черных в своей статье "Переселение марийцев в бассейн реки Белой (по данным топонимии)”, используя архивные материалы и опираясь на топонимические материалы, рассматривает процесс миграции марийского населения на восток, в район Башкортостана (1982).

При определении прародины марийцев Прикамья и Приуралья Г. А. Сепеев в этнографических исследованиях "Восточные марийцы” пользуется лугово-восточными топоизоглоссами. Им выявлено около 50 названий селений, рек, оврагов, аналогии которым имеются на территории Среднего Поволжья: р. Шуар — д. Шуарсола, р. Арбан — д. Арбан (1975: 47, 51).

Гидронимические данные привлекаются для определения первоначального места обитания древнемарийских племен, а также других финно-угорских народов такими исследователями, как Д. Е. Казанцев (1985: 56), Л. Ш. Арс¬ла¬нов (1993, 2001).

В. И. Вершинин в статье "О некоторых марийских ойконимах Прикамья” при этимологизации ойконимов Йыгра, Йырса, Кокшан, Кÿанэнеð, Памашэнер, Пелемеш, Шия, Элнет находит былую связь с гидронимами (1990).

Другой исследователь В. Шаймарданов в статье "К вопросу о субстратной топонимике на территории Марийской АССР” утверждает о наличии ирано- и балтоязычных гидронимов на территории Марий Эл (1990).

Весьма любопытны пояснения происхождения гидронимов Арда и Ветлуга в статьях "К этимологии топонима Арда”, "К этимологии гидронима Ветлуга” профессора К. Н. Санукова, но с его этимологиями согласиться трудно (1983, 1985).

Немалый вклад вносит в исследования марийской топонимии профессор Елабужского пединститута Л. Ш. Арсланов, о чем говорят его статьи "Топонимия финно-угорского происхождения в районах западного и восточного Закамья Татарской АССР” (1987a), "Марийский пласт в топонимии Мамадышского района ТАССР” (1987б), "О происхождении топонима Кинер” (2001б), "К этимологии названий татарских населенных пунктов Вятско-Полянского и Кильмезского районов Кировской области” (2001a) и др.

Специальную работу исследованию гидронимов Ветлужско-Вятского междуречью посвятила О. П. Терентьева, написав диссертацию на тему "Гидронимы Ветлужско-Вятского междуречья (потомонимы)” (1994). В ней она анализировала более 1500 названий рек, дала лексико-семантическую характеристику, определила их структурные типы. О. П. Терентьевой опубликовано ряд статей по исследуемой проблеме: "Гидронимы бассейна реки Немда” (1993a), "Марийские гидронимы в русском оформлении” (1993б), "Стратиграфия гидронимов Ветлужско-Вятского междуречья” (1995), "Этнонимы в топонимии Ветлужско-Вятского междуречья” (2001б), "Угорские апеллятивы в гидронимах Ветлужско-Вятского междуречья” (2001a).  

(Существует интересное предание об озере Упшер. По реке Илеть спускался на лодке неизвестный мужчина, он завернул на озеро. Кругом деревья, кустарники. Вдруг шапка мужчины, задетая веткой березы, упала в воду. Он закричал: "Упшем!" (в переводе "шапка"). Отсюда произошло название Упшер. По исследованиям И.С. Галкина и О.П. Воронцовой, название озера Упшер означает "озеро у нового родника, ключа")  

 озеро Упшер
озеро Упшер

Изучением топонимики и гидронимии Волго-Камского региона, начиная с 1978 года по настоящее время, занимается профессор А. М. Куклин. Название водоемов в алфавитном порядке даны в статье "Гидронимы Марийской АССР” (1985). В статье "Уральская гидролексема -си (-ши) в топонимии Волго-Камья” (1993) в принципе соглашается с профессором И. С. Галкиным. Большим обобщающим исследованием явился научный доклад А. Н. Куклина, защищенный в качестве диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук на тему "Топонимия Волго-Камского региона (историко-этимологический анализ)” (1998). В топонимии данного региона он выделяет три хронологических пласта: нижний (субстратный) слой, условно именуемый уральским, был создан племенами, говорившими на каком-то угро-самодийском языке, на него наслаивается финно-угорский пласт и древнесаамский компонент; средний слой, условно именуемый собственно марийским. В этот период проникает тюркский пласт; верхний пласт образует русская топонимия. В своем исследовании автор этимологизирует такие гидронимы, как Юнга, Сундырь, Уньжа, Турья, Какшан, Немда, Шуй, Шуда, Шора, Шара, Шиндур, Шишнур, Сердеж и другие, подробно рассматривает гидролексемы -си (-ши), -шош, выявляет ареал распространения гидронимов на форманты: -енга (-еньга), -ельга, -ва, -га, -да (-та) и др.

Из ученых других республик и областей, которые в своих исследованиях опираются на марийские топонимические данные, следует назвать топонимистов-географов Л. П. Трубе, Н. В. Морохина, филологов А. И. Туркина, М. А. Атаманова, Л. Ш. Арсланова, А. К. Матвеева, Л. Е. Кириллову, Ф. Г. Гарипову, М. Р. Федо¬това.

В настоящее время исследования по топонимике Республики Марий Эл, в частности гидронимии, продолжаются, переходя на новый виток развития финно-угорской ономастики. Начинания топонимистов старшего поколения профессоров И. С. Галкина, С. Я. Черных, Ф. И. Гордеева продолжают молодые — профессор А. Н. Куклин, О. П. Воронцова (Терентьева) и другие.

http://www.wanders-k.ru/users/%D0%BA%D1%8D%D0%BF






Источник: http://merjamaa.ru

Цао Цао

Цао Цао (второе имя — Мэн-дэ; известен также как Вэйский У-ди) (155—220), китайский поэт, полководец и государственный деятель.
Контакты